Я люблю тебя, волшебница зима!

Север Леонид Юрьевич

х. Дарагановка

 

Былинное...

 

В ледяных краях, на шальных ветрах,

Где семейный быт навсегда забыт -

Парни крепкие.

Толщь гнилых болот, мощь земных пород

Покоряет бур, ковыряя грунт,

Километрами...

 

Судьбы разные, робы грязные, мысли схожие...

Отморожены руки каждого!

Подпирает стынь поднебесья синь,

Тяжела стезя, да роптать нельзя!

Это – скважина!!!

 

Цепенеет хмарь, от колодок - гарь,

Каски в инее, вахты длинные.

Накатила мгла.

Как права молва: «Не сорви пупка!»

Морок, как с куста и твердят уста:

«Лишь бы ты ждала!»

 

Навались, братва! УБТ труба, ох, тяжёлая!..

Пережёваны души шрамами...

Голос зря сипит, на хандру – лимит.

Отдыхай, кайло! Окунусь в тепло

Долгожданное!!!

 

Робы сброшены, сумки сложены,

По домам пора, и Сибирь щедра –

Заработали!

По карманам - хруст, занарзаним грусть!

Не уйти б вразнос, а морозил нос

С неохотою...

 

Съеден соли пуд, но не сладок путь у нефтяника 

Сытным пряником сразу маемся...

И к плечу плечо, зная что-почём,

Сквозь пургу и лад, мы кто в рай, кто в ад

Возвращаемся!..

Возвращаемся...

Возвращаемся...

 

Новик Ольга Михайловна

с. Весело-Вознесеновка

 

О северном крае

 

С головой окунёшься в бесконечное зеркало,

Синеглазую вечность непримиримых стихий.

Волны и небо. Солнце и Ветер.

Прочь отступает власть истерий.

 

Через страх и томление к переменчивым волнам.

Немая влюблённость… Тоска впопыхах

О северном крае, суровом возлюбленном…

В сердце живёт, и приходит в снах.

 

Кондрашова Ирина Петровна

с. Николаевка

 

Зима-не зима

 

Почему так не везёт

Нам с погодой зимней?

Ждем снежинок хоровод,

Не деревьях иней.

Чтобы солнышко с утра!

Серых туч не стало.

Чтоб на санках детвора

Всей гурьбой летала.

 

А по факту - целый день

Дождик, небо серо,

Точит душу скука-лень,

Но не гаснет вера,

Что хозяюшка зима

Крылья вновь расправит,

Радость принесет в дома,

Бодрый дух доставит!

 

Сон в предновогоднюю ночь, или шутка про утку

 

Голубые сумерки стынут за окном

Свет нарядной елочки украшает дом.

Суетой домашнею провожаю год,

Тортики, салатики – дел невпроворот!

Но приятны хлопоты, жду к столу друзей,

Бой курантов слушать вместе веселей.

 

«Зафиналив» дело, ставлю печься утку,

А сама прилягу, на одну минутку.

Спать не собираюсь, так, вздремну немножко,

Чтоб прошла усталость, отдохнули ножки.

А Морфей-проказник тут же обнял цепко,

И, забыв про утку, я уснула крепко.

 

Снились мне фонтаны и дворцы златые,

Мягкие диваны, стены расписные,

Райский сад с плодами… Нет, это не шутка!

Знать, наверно, пахла с яблоками утка.

Сам султан брунейский предлагал жениться,

В дар вручил мне перстень и перо жар-птицы.

 

Скромно отказалась от кольца с рубином,

Дескать, муж заждался вместе с нашим сыном,

А перо взяв в руки, вспомнила про утку,

Ноги подкосились… Стало сердцу жутко!

Мысли закружились: «Как в духовке птица?

Может, подгорела и уже дымится?

Я - не Шахразада, мне дворец не нужен,

Мне спасти важнее новогодний ужин!»

 

Возвращаюсь в зиму из восточной сказки…

Сладко потянулась, открываю глазки.

Вижу: муж хлопочет, сервируя стол,

Жаль, зерно граната уронил на пол…

Взглядом провожая алую горошину,

Чувствую, сбывается вещий сон к хорошему.

 

Указало зёрнышко: в блеске мишуры

Прячутся под ёлочкой милого дары.

Вот к чему мне снился перстень тот с рубином!

В упаковке - тапки с бантом из фатина!

А перо жар-птицы - это мишура,

То, чем сын украсил ёлочку с утра.

 

Смех ворвался в комнату, песни, шум и гам:

«Проходите, гости, на застолье к нам!»

Звон хрустальных кубков: «Наливай вино!»

В новый год за счастье выпить не грешно.

В небе вырастает праздничный салют.

Гости с наслаждением уточку жуют…

 

А кольцо - хотелось! Мне и серьги надо!

Ну, не олигарх он… Я и тапкам рада!

 

Конюхова Галина Ивановна

с. Покровское

 

Опять зима

 

Опять меня зима врасплох застала,

Раскинув щедро снежную парчу.

Признаюсь, испугалась я сначала,

Осталось дел не сделанных немало,

Потом сказала громко: «А, хочу!»

 

Хочу, чтоб белоснежные вуали

На солнышке сияли до весны,

И жемчугами озарялись дали,

Сбывалось всё, о чём давно мечтали

Все жители большой моей страны.

 

Чтобы Мороз, главнейший воевода,

В руках держал владения свои,

А жизнь полегче стала у народа,

Мясными в праздник были бутерброды,

И в стужу в душах пели соловьи!

 

Так захотелось зимушки мне снежной!

Представила: на санках с горки мчусь!

Но оказалась в полынье прибрежной,

И затряслись коленочки у грешной…

А было всё когда-то по плечу!

 

Декабрь

 

Декабрь, промозглый и колючий,

Прогнал последних птиц на юг.

Туч серых шапку нахлобучив,

Сорвал лист жёлтый ив плакучих

И ожидает белых вьюг.

 

И сам дрожит от волглой стужи,

Окоченел от стылых дней.

А надо взять в оковы лужи,

Безбрежный саван разутюжить,

Рассыпать самоцвет огней.

 

Дружок его, проказник ветер,

Шалит, людей валяя с ног.

И завывает каждый вечер

За плотно запертою дверью,

Как волк, придя на мой порог.

 

Тепло в моём дому просторном!

Пускай себе ветра снуют.

Склоняю голову покорно,

Прошу: «Господь, не делай больно.

Пусть дом все беды обойдут!!!»

 

Свирепый ветер

 

Свирепый ветер прочь угнал тепло,

И красота осенняя померкла.

Затосковали дали и село,

Грустят без солнца купола на церкви.

Печаль приносит стылая пора,

А так же неподкупные угрозы.

Замёрзли хризантемы у двора…

От боли еле сдерживаю слёзы -

Безумно жаль. Цветов поникший взгляд

Мое сердечко трогает невольно.

Они вослед мне будто говорят,

Что им, бедняжкам, холодно и больно.

 

Вы скажете, что я схожу с ума,

Впадая в безрассудное смятенье?

Нет. Виновата матушка Зима,

Безжалостно сгубив наряд осенний.

С зимой и глупый ветер заодно -

Бездушно дует целую неделю.

Снега укроют землю всё равно…

Надеюсь, станет и цветам теплее.

 

Вишневецкая Надежда Ивановна

с. Покровское

 

Проявить решила милосердие

 

Проявить решила милосердие

К мелким птахам – воробьям, синицам,

Зимним утром предложила угощение,

В плошки тёплой налила водицы.

Обернулась прахом эта акция –

Накормила не того, кого хотелось,

Налетело вороньё босяцкое –

Расклевало, расплескало, разлетелось.

Так бывает: не продумаешь заранее –

Счастье будет не тому, кому обещано.

А спохватишься – напрасное старание:

Получи урок житейский и затрещину!..

 

Сафронова Ольга Игоревна

г. Таганрог

 

Просьба

 

Мальчик пишет письмо,

Собирает старательно в слоги

Непослушные букву за буквой,

Из них составляет слова.

Смотрит вечер в окно,

Темнота заливает дороги,

И клубится волшебно и жутко

За стеной непроглядная мгла.

 

Мальчик пишет всерьёз.

Он выводит: «Ме-ня зо-ву-т Ва-ня…»

Добавляет: «Я о-че-нь хо-ро-ший», -

Кончик пишущей ручки грызёт.

Адресат у него – Дед Мороз,

Исполнитель заветных желаний.

Где-то за бездорожьем

Он на УЛИЦЕ МИРА живёт.

 

Внуку Ване – семь лет.

Я - взрослее почти на полвека.

Между нами в тумане

Горынычем лёг карантин.

 

- Хоть надежды и нет,

Милый Дедушка, будь человеком!

Где твои чудо-сани?

Мы к Ване на них полетим!

 

За Новым Годом!

 

Снег развесил понемногу

На ветвях пуховики.

Вышли утром на дорогу

Смельчаки-снеговики.

 

Дружно выстроились в ряд,

Будто маленький отряд,

И отправились походом…

 

- Вы куда?

- За Новым Годом!

______________________

Как шагалось им легко!

Но, увы, недалеко.

Налетела туча,

Сыплет дождь колючий.

 

И стоят снеговики,

Как грибы-дождевики,

Постепенно тают -

Тихо исчезают…

 

Неужели Новый Год

К нам никто не позовёт?

 

Салтанова Анжелика Дмитриевна

с. Покровское

 

Письмо Деду Морозу

 

Я помню подарки под ёлкой, игрушки с витрин,

куранты, слова президента, салюты и блюда.

В ладошке сжимала я сочный большой мандарин,

и сердце всегда замирало в преддверии чуда.

 

Нам мамы кричали из окон. Мы слушались мам.

Из снега росли города под темнеющим небом,

манил «Огонёк», допоздна не спалось малышам,

весь мир был для нас и загадочен, и неизведан.

 

Мы дружно кричали волшебное слово: «Гори!»

С тобой, Дед Мороз, мы мечтали о славных полётах.

Когда зажигались бенгальские звёзды-огни,

нам слышался звон колокольчиков в южных широтах.

 

На санках спускаясь с заснеженной скользкой горы,

я звонко смеялась и думала: Вот оно – счастье!

Им щедро делилась – не жалко для самых родных…

И, годы спустя, говорю тебе: «Дедушка, здравствуй!»

 

Я верю в тебя. И не спрашивай, сколько мне лет,

кем стала в итоге и есть ли монеты в карманах.

Я верю в тебя. Объяснения этому – нет.

Я выросла с верой внутри, не приемлю обмана.

 

Без страховки

 

На вершинах белеют снега,

серебрится алмазная крошка.

Я дрожу, я слаба и нага,

колкий лёд обжигает ладошки.

 

А на многие мили вокруг

оживают мазки акварели:

резвый ветер скользит по двору,

в догонялки играет с метелью.

 

Наверху – темнота, солнца нет,

по ресницам рассыпался иней,

динозавровый горный хребет

растянулся в улыбке глумливой.

 

И в молочной туманности дней

я живу, как могу – неумело.

Загораются сотни огней...

Кто остался со мной под прицелом?

 

Никого. Лишь обманщица-жизнь,

за окном – плачет серое утро,

снова медленно падаю вниз...

Очень страшно мне без парашюта,

 

без страховки, верёвки, крюка,

и без веры, что точно поймают...

Небо шепчет: – Увы, привыкай,

Люди так ко всему привыкают.

 

Романенко Валентина Федоровна

с. Покровское

 

Новогодняя

 

Снова, словно в сказке,

С внучкою своей

Запряжёт в салазки

Дед Мороз коней.

И стрелой помчится -

Ждут его везде!

Кони, словно птицы,

Полетят к звезде.

На кремлёвской башне,

Где куранты бьют,

Тает день вчерашний,

Праздничный салют.

Дед Мороз в салазках

Как стрела летит,

Чтобы детям сказку

Снова повторить.

И зажглись все ёлки,

Празднует народ,

Слышен голос звонкий,

Здравствуй, Новый год!

 

Север Ирина Николаевна

х. Дарагановка

 

Ведьма

 

Чернушка была чернее самой чёрной ночи и обладала удивительной способностью всегда в «нужном» месте перейти дорогу. Как бы издеваясь, ходила туда-сюда перед спешащими по делам людьми.

- Тьфу, ведьма! – ругались недовольные соседи. Но ещё больше раздражал не чёрный цвет, прямо сказать совсем не милого создания, а её выражение глаз – они смотрели дико и совершенно в разные стороны. Один,  полуприкрытый  косым веком -  в правую, второй откуда-то из глубины - в левую. Зрелище устрашающее, при этом Чернушка прекрасно ориентировалась в недружелюбном для неё мире и была знатной охотницей и добытчицей для всех своих постоянно рождающихся, оголтелых котят.

………………………………………………….

 Время, когда болел внук Инны, было в стане не из лёгких. Сейчас его называют «лихие девяностые». Пустые полки в магазинах, пустые карманы у большинства людей, острый дефицит продуктов. То же переживала и семья Инны. На носу Новый год, а все деньги были потрачены на выздоровление ребёнка, и взять их было неоткуда, и занять не у кого. Печальный Новый год с маленькой кастрюлькой вареной картошки и с кастрюлькой побольше вчерашних макарон. Даже заготовки на зиму были съедены до середины декабря!

«Да-а-а… Более скудного Нового года я и не припомню в своей жизни! – подумала Инна. – Ну, ничего! Главное, что для внучка припрятан под елочкой подарок от Деда Мороза с конфетами и мандаринками! А мы с дочкой перебьёмся как-нибудь макаронами да чаем».

 Вечер 31 декабря выдался студёный и хрусткий. Звёзды чарующе то и дело подмигивали, как будто сказочной гирляндой был увешан весь Млечный путь. Ветви деревьев замерли, боясь растерять свои хрустальные бусы, которыми так щедро украсил их мороз.

 Волшебство, да и только!

 У входной двери послышалось тихое мяуканье.

- Наконец-то ты пришла, Чернушка! Где тебя носит по такому холоду? Все нормальные коты сидят дома у печки – выговаривая, Инна распахнула двери.

На пороге сидела кошка, а возле неё лежал увесистый кулёк. Инна его подняла и не поверила своим глазам – в кульке были три жирные серебристые атлантические селёдки.

«Что же делать? Это кто-то из соседей остался без такого деликатеса! Ну, не бегать же по хаткам и расспрашивать: у кого была селедка? Ох, Чернушка! А главное, не разорвала кулёк и не съела свою добычу! Разве может обыкновенная кошка так поступать? Это не кошка, это - Ведьма какая-то! – радостно думала Инна, разделывая селёдку.

Потом обернулась и стала пристально разглядывать животное. На мудром «лице» этого почти мистического существа, озарённого загадочной вселенской «улыбкой», читалось покровительственное:

 «Хозяйка! От всего кошачьего сердца!»

 

Полянский Евгений Николаевич

г. Таганрог

 

Зима пока ещё, зима

 

"Крепитесь люди, скоро лето!"

                О.Митяев

 

Зима, пока ещё зима

Хоть за окном плюс пять, нет снега,

И я почти раздетым бегал,

Простуды даже не поймав.

 

Погода - будто бы весна

Досрочно родилась в Природе,

И не обманом пахнет вроде,

Но отчего душа полна

 

Огромной грустью под завязку,

Ведь нынче мир - весны мираж,

Дождливый за окном пейзаж

Похож на глупенькую сказку.

 

Ещё до лета далеко,

И на душе печали смута.

Её я прячу глубоко,

Спокойней стало мне,

как будто

  

И правда, за окном весна,

А лето вслед бежит петляя

И я креплюсь, друзья, сполна,

Как бард советует Митяев

 

Нынче чего нет на свете?

Что происходит на свете? А, просто, зима…

С.Никитин

 

 - Нынче чего нет на свете?  - Представьте, весны…

 -Точно весны? – Ну, конечно же, мне Вы поверьте.

В зимней сейчас ежедневно живём круговерти,

Ну а мгновенья весны дарят нам только сны.

 

 - А повстречать её сможем когда наяву?

 - Я полагаю, сначала январь надо встретить,

И Новогодние праздники в радость отметить,

Да и февраль беспроблемно прожить призову.

 

Ну а когда март букетик фиалок вручит,

Крокус, подснежник подарят цветущие лица,

Сможет весна теплотой в этот миг поделиться,

Гимн в её честь пропоют, как и прежде, грачи.

 

Ну а пока до весны «не рукою подать»…

Чтобы период зимы был не сильно противен,

Жить не в тоске предлагаю я, а в позитиве,

Как дважды два, трижды три и ещё пятью пять.

 

Трофименко Валерий Григорьевич

г. Таганрог

 

Зима без снега

 

Дождями осень отшумела,

Зима вошла в свои просторы.

Пришла без снега и метели,

Уселась инеем на кроны

 

С утра мороз кусал за щёки,

Кусты подкрасил синим цветом,

Калиткой ветер тихо щёлкал,

А я с тоской смотрел на это.

 

Зима не может быть без снега!

Иначе в ней не будет вьюги.

Нужны не сани, а телега.

Ну, правда, всё темно в округе

 

Наладь, зима, ты с небом связи!

Со снегом связь иметь бы надо,

И на земле не будет грязи,

И будет в белом всё наряде,

 

А то чихаешь под дождями,

Совсем без снега «захирела»,

И в полдень - лужи под ногами…

Такая нам ты – надоела!

 

Кротова Ольга Леонидовна

с. Покровское

 

Молитва

 

Не ведая ни грусти, ни забот,

О жизни не гадая наперёд,

Прожить, с душой в согласии, не мучась,

Воистину завиднейшая участь...

 

Судьба сюрприз преподнесёт однажды.

Не растерять бы, что для жизни важно,

Пока иду на встречу, не жалея

Её родную, всё мечты лелея...

 

Настанет время, и пройдёт тепло -

Живи... Живу! Любым смертям назло!

Ещё и вёсны пролетят, и зимы.

 

Дай мне, Господь, всего-всего-всего!,

Ты знаешь, что душа моя ранима.

Не мучай болью сердца моего.

 

Маркер Галина Михайловна

х. Гаевка

 

Пожалела

 

Ветер не воет, он просто так плачет -

Лето ушло и о нём сожалеет.

Ну не умеет он плакать иначе!

Холодно ветру, и солнце не греет.

 

Мечется ветер, согреться желая,

Грудью бросаясь в заснувшие кроны!

Только не греет листва неживая,

Всё пожелтело, что было зелёным

 

Радостным было, а стало печальным,

Глухо шуршит всё, что раньше звенело.

С тучи - дождинка слезою случайной...

Ветер, не плачь, я тебя пожалела!

 

Стоны уйми, холода - неизбежность,

Чуть потерпи, будем снегом играться -

Есть у снежинок хрустальная нежность...

Верь мне, тепла нужно просто дождаться.

 

Морозова Альбина Георгиевна

с. Троицкое

 

Новый год

 

Под бой курантов и хрустальный звон

Искрит в бокалах, пенится вино.

И поздравленья шлют со всех сторон

Друг другу люди - так заведено.

 

Вот самоцветов россыпь в вышине,

И многократно слышится: «Ура!»

И на Земле нет места тишине -

Ликует ночью даже детвора.

 

Из Устюга на сказочных санях

Спешит на ёлку важный Дед Мороз.

Снег не украсил рощи и поля,

Но Дед везёт подарков целый воз.

 

От отражений праздничных гирлянд,

Блестит на ёлке пёстро мишура.

В глазах веселья искорки горят,

И не уснуть до самого утра.

 

А нежный запах сочных мандарин!

И оливье на праздничном столе

Воспоминаньем детства подарит,

Когда была я счастлива вполне.

 

Волшебница зима

 

Засверкал и заискрился белый снег,

Жемчуга рассыпал всюду лунный свет.

Звёзды в небе, словно свечи в вышине,

Все деревья спят в безмолвной тишине.

 

А мороз сковал над речкою мосты

Ледяные, величавой красоты.

Расписал узором окна на домах…

Иней кружевом повис на проводах.

 

В белы шубы нарядилось всё село,

И дорог не видно - снегом замело.

Словно сказка в гости к нам пришла сама.

 

Я люблю тебя, волшебница-зима!

Посвящается Антону Павловичу Чехову

Доктор Чехов

(венок сонетов)

 

«Антоша! Когда кончишь учение

в Таганрогской Гимназии, то непременно

поступай на медицинский факультет,

на что мы тебя благословляем»

                                 П.Е.Чехов (из письма)

 

  «Скорей кончай в Таганроге ученье

  да приезжай, пожалуйста, поскорей <...>

  непременно по медицинскому факультету иди.  

  Уважь меня, самое лучшее занятие»

                                           Е.Я.Чехова (из письма)

 

I

Предчувствием печального финала

Клубок потерь1 катился под уклон.

И каждой буквой: «Ждём тебя, Антон!» -

Письмо очередное умоляло.

 

Но вот, лежит в кармане аттестат,

И собраны нехитрые пожитки.

Вздохнуть бы на прощанье у калитки,

Да нет её. И нет пути назад.

 

Как будто начинаешь жизнь сначала…

Остался позади перрон вокзала.

В Москву! Студентом в университет!

 

Призванье? Впору думать ли об этом?

Настойчивым родительским советом

Был выбран медицинский факультет.

 

II

Был выбран медицинский факультет.

Профессия врача – весьма почтенна,

Достаток обеспечит непременно

Всему семейству – в том сомнений нет.

 

Вооружась латынью – скальпель в руки!

Стать доктором – не поле перейти.

А впереди – ещё пять лет пути…

Вперёд, студент, грызи гранит науки.

 

Острее скальпеля порой бывает слово.

Пусть первым литератора уловом –

Лишь несколько копеек на обед2.

 

Но строчек удивительную силу

Узнают и московские «светила»,

И дум властитель – Университет,

 

III

И дум властитель – Университет, -

Трём братьям3 станет славной Альма-матер…

Все – Чеховы, и каждый – литератор.

Предположить такое мог ли дед?

 

Опять пером исчерканы листки:

«Будильник», «Стрекоза», «Осколки», «Зритель» -

Здесь Чехонте весёлая обитель,

Из озорных весёлых слов мостки.

 

- Журналы ждут, пишите больше, Чехов…

- А медицина?

- Вовсе не помеха! –

Сюжетов наберётся там немало.

 

Больница в Чикино4… Беседы на крылечке.

Лечить или писать? Вопрос извечный

Московской взрослой жизни стал началом.

 

IV

Московской взрослой жизни стал началом

И тесный круг семейного житья.

Где каждый тянет лямку без нытья,

Не доводя размолвку до скандала.

 

Квартиры… Переезды без конца.

Стипендия – шагреневая кожа…

Раздать долги, и продолжать всё то же:

Быть сыном, братом, заменять отца…

 

Диплом врача. Звенигород. Больница.

Врач лечит, литератор видит лица,

Сюжеты - в протоколах между строк5.

 

С собой письмо: «У вас талант…»6 И что же?

Есть клятва Гиппократа… Но, похоже,

Таблички блеск присыплет пыль дорог.

 

V

Таблички блеск присыплет пыль дорог:

Сквозь всю Россию – к скалам Сахалина.

Побег? Или попытка воедино

Соединить судьбу через острог?

 

Туманы, бесконечные дожди,

Посёлки, тюрьмы: люди, люди, люди…

Рассказы душу леденят и студят,

И «Остров Сахалин» растёт в груди.

 

- Зачем Вам этот необъятный труд?

- Читатели простые - не поймут.

- Искать решили славы летописца?

 

- Статистики невидимая нить

Проложит путь в науку, может быть?..

Лекарствами – журнальные страницы…

 

VI

Лекарствами – журнальные страницы,

Облатки с горькой истиной внутри…

Засеять словом души-пустыри,

Преодолев привычные границы!

 

Где весельчак Антоша Чехонте?

Настало время для иных героев.

Сибирь, она любого перестроит,

Даст истину в предельной простоте.

 

И снова сахалинские тетради:

Отнюдь не славы для, но правды ради.

Борьба идей7 в «Дуэли» воплотится.

 

Дом тесен: «…нужно жить среди народа»8

И вот уже нежданную свободу

Высвистывают Мелихова9 птицы,

 

VII

Высвистывают Мелихова птицы,

Что дом гостям в любое время рад!

Здесь подрастает яблоневый сад,

А рядом поле рожью колосится.

 

Сказалась земледельческая кровь:

Вставать до света - вовсе не неволя.

Брат Михаил спешит работать в поле.

А брат Антон – к столу, на ловлю слов.

 

Округа знает: доктор нынче дома -

Над флигелем10 легко и невесомо

Трепещет, развевается флажок.

 

Больничными и земскими делами

Накрыло с головою, как цунами.

...А колокол поёт про Таганрог.

 

VIII

А колокол поёт про Таганрог…

Вы думаете, он зовёт к обеду?

Прислушайтесь: «Приеду… еду… еду…

Вы только ждите, только дайте срок…»

 

В тени деревьев бродят персонажи,

Ведут неразличимый диалог:

Быть может, пьесы будущей пролог

Уже идёт, и автор им не важен?

 

- Я - Чайка!.. Ночью крик из темноты.

Прекрасной Лики11  милые черты…

Ужели, всё, что было – было даром?

 

А сердце оборвётся, ухнет вниз,

И сон сбежит куда-то за карниз.

Удары грома, иль судьбы удары?

 

IX

Удары грома, иль судьбы удары?

У «Чайки» - оглушительный провал.

Зал шикал, и некстати хохотал…

И пьеса длилась тягостным кошмаром12.

 

Уйти, укрыться, больше никогда

Ни строчки для театра! Прочь отсюда!

Так бурно хлещет через щель запруды

Еще недавно сонная вода.

 

А в Мелихово – та же круговерть:

С постройкой школы13 надо бы успеть,

Больные ждут, скрипит скворечник старый…

 

И только ночью, в беспросветной мгле,

Вновь искрами в гудящей голове

Зарницы – или зарево пожара?

 

X

Зарницы – или зарево пожара,

Когда под утро – только угольки?

Огонь крадётся тайно в уголки,

Дом наполняя тяжестью угара14

 

Всё это после ляжет на страницы:

Звон колокола. Дым и толкотня.

Шипение смирённого огня,

И сажею измазанные лица…

 

(Ну вот и пригодился инвентарь

Из тёмных недр пожарного сарая15).

…Бледнеет цвет огарков на земле.

 

Все тихо…Небо – сумрачный алтарь.

Лишь жар болезни, силу набирая,

Всё ярче разгорается во мгле.

 

XI

Всё ярче разгорается во мгле

Вопрос:- Как, Доктор, Вы не угадали

Свою болезнь? Самообман? Едва ли…

Не думали, как о привычном «зле»?

 

Теперь – палата (нет не шесть – шестнадцать)16,

А на реке – весенний ледоход.

Весна гнилая силушку сосёт,

Зима – прикончит. Надо собираться…

 

Что выбрать: Ницца, Биарриц, Алжир?

Не так хотели Вы увидеть мир -

Не из окна «чахоточного рая»…

 

Ложатся на бумагу «Мужики»,

И падать духом вроде не с руки…

Герои никогда не умирают.

 

XII

Герои никогда не умирают.

А если – кризис, и героя – нет?

Пляж…Франция… На море – лодки след…

- Что пишете? – Я просто отдыхаю.

 

Как тесно здесь, как бесконечно скучно -

Цветущих кладбищ мирные поля…

Бездушная и сытая земля…

А дома - голос пробуют лягушки.

 

Весна. «Пора Антоше возвратиться!»17 -

Ждут в Мелихове чистые страницы,

И окна в доме настежь открывают.

 

В Крыму зимою, говорят, чудесно…

Корабль надежд уходит в поднебесье,

И кажется – вот-вот зарю сыграют.

 

XIII

И кажется: вот-вот зарю сыграют -

Вновь «Чайка» отправляется в полёт18,

А в сердце чувство новое цветёт19,

И берег Ялты счастье обещает.

 

Вид изумительный! Здесь будет зимний дом20,

И новый сад, взлелеянный любовно…

Но в жизни все всегда идёт неровно:

Скоропостижно. Смерть отца21. Надлом.

 

Жизнь в Мелихово потеряла прелесть,

Меж тем – заботы никуда не делись,

Подобны удушающей петле…

 

Как оторвать и бросить жизни годы?

А все-таки труба поёт к отходу,

Как будто на военном корабле.

 

XIV

Как будто на военном корабле -

Флаг спущен, снят22. И флигель пуст. Уехал.

Вы – пациент отныне, Доктор Чехов,

Вам к южной надо привыкать земле.

 

Родными никогда не станут, нет,

Зубчатый край горы на небе синем,

И моря бесконечная пустыня,

И острый кипариса силуэт.

 

Стеречь бессонно ночи черноту:

Там, в Подмосковье - снега покрывала,

По серебру берёз - рябина алым…

 

В Москву!.. Скорей!.. А здесь – невмоготу.

И якорная цепь гремит в порту23

Предчувствием печального финала.

 

XV

Предчувствием печального финала?

Был выбран медицинский факультет.

И дум властитель – Университет,

Московской взрослой жизни стал началом.

 

Таблички блеск присыплет пыль дорог,

Лекарствами – журнальные страницы.

Высвистывают Мелихова птицы,

А колокол поёт про Таганрог.

 

Удары грома, иль судьбы удары?

Зарницы – или зарево пожара

Всё ярче разгорается во мгле?

 

Герои никогда не умирают.

И кажется: вот-вот зарю сыграют,

Как будто на военном корабле.

 

Ольга Сафронова

 

Комментарии (для тех, кто любопытен):

1 – «В 1876 году отец окончательно закрыл свою торговлю и, чтобы не сесть в долговую яму, бежал в Москву <...> у нас отняли наш дом <...> и матери ничего более не оставалось, как вовсе покинуть Таганрог. Она захватила с собой меня и сестру Машу и, горько заливаясь слезами, в вагоне повезла нас к отцу и двум старшим сыновьям в Москву, на неизвестность. Антоша и Ваня были брошены в Таганроге одни на произвол судьбы». М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

2 – «…за шесть рассказов, напечатанных во второй половине 1880 года, Антон получил 32 рубля 25 копеек.» Д.Рэйфилд «Жизнь Антона Чехова»

3 – выпускниками Московского университета стали три брата Чеховых: Александр Павлович (естественное отделение физико-математического факультета, 1882г.), Антон Павлович (медицинский факультет, 1884г.), Михаил Павлович (юридический факультет, 1890г.)

4 –  «…Студентом последнего курса Антон Павлович приехал на лето в Воскресенск. <...> Верстах в двух находилась усадьба Чикино <...> купленная земством и обращенная в больницу. Ею заведовал <...> врач П. А. Архангельский. <...> около него всегда собиралась для практики медицинская молодежь, <...> Часто после многотрудного дня <...> создавались вечеринки, на которых говорилось много либерального и обсуждались литературные новинки.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

 5 – «В середине лета 1884 года брат Антон <...> отправился в Звенигород уже в качестве заведующего тамошней больницей на время отпуска ее врача С. П. Успенского. Вот тут-то ему и пришлось окунуться в самую гущу провинциальной жизни. Он здесь и принимал больных, и в качестве уездного врача, тоже уехавшего в отпуск, должен был исполнять поручения местной администрации, ездить на вскрытия и быть экспертом в суде». М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

6 – «Милостивый государь Антон Павлович, <...> у Вас настоящий талант — талант, выдвигающий Вас далеко из круга литераторов нового поколенья. Я не журналист, не издатель; пользоваться Вами я могу только читая Вас; если я говорю о Вашем таланте, говорю по убеждению. Уважающий Вас, Д. Григорович» 25 марта 1886г.

7 – «…в великолепной запущенной барской усадьбе Богимово <...> Вечером <...> начинались дебаты с зоологом В. А. Вагнером на темы о модном тогда вырождении, о праве сильного, о подборе и так далее, легшие потом в основу философии фон Корена в «Дуэли». Интересно, что, побывав на Сахалине, Антон Павлович во время таких разговоров всегда держался того мнения, что сила духа в человеке всегда может победить в нем недостатки, полученные в наследственность.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

8 – «…Если я врач, то мне нужны больные и больница; если я литератор, то мне нужно жить среди народа, а не на Малой Дмитровке с мангусом. Нужен хоть кусочек общественной и политической жизни, хоть маленький кусочек, а эта жизнь в четырёх стенах без природы, без людей, без отечества, без здоровья и аппетита – это не жизнь…». А.П.Чехов А. Суворину 20 октября 1891 года

9 – «Прочитав в газете объявление о продаже какого-то имения близ станции Лопасня Московско-Курской железной дороги, сестра и я отправились его смотреть. <...> Нужна была усадьба более или менее приличная, чтобы можно было в нее въехать немедленно, а эта усадьба, по-видимому, такому требованию могла удовлетворить. <...> Называлась эта усадьба «Мелихово» и находилась в Серпуховском уезде Московской губернии. Мы вернулись домой, рассказали, и тут же было решено это Мелихово купить.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

10 – «Это был маленький домик в две крошечные комнатки, в одной из которых с трудом вмещалась кровать, а в другой – письменный стол. Сперва этот флигелек предназначался только для гостей, а затем Антон Павлович переселился в него сам и там впоследствии написал свою «Чайку». Флигелек этот был расположен среди ягодных кустарников, и, чтобы попасть в него, нужно было пройти через яблоневый сад. Весной, когда цвели вишни и яблони, в этом флигельке было приятно пожить, а зимой его так заносило снегом, что к нему прокапывались целые траншеи в рост человека.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

11 – «… Л. С. Мизинова или, как ее называл брат Антон, «прекрасная Лика» <...> была действительно прекрасная девушка и по внешности, и по внутреннему содержанию. <...> Природа, кроме красоты, наградила ее умом и веселым характером. Она была остроумна, ловко умела отпарировать удары, и с нею было приятно поговорить. Мы все братья Чеховы, относились к ней как родные, хотя мне кажется, что брат Антон интересовался ею и как женщиной. Она была нашей самой желанной гостьей, и ее приход или приезд к нам доставлял всем радость.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

12 – «…Как передавала мне сестра дома, с первых же сцен в театре произошел скандал. Шумели, кричали, шикали. <...> произошла целая неразбериха, все превратилось в один сплошной, бесформенный хаос. Брат Антон куда-то исчез из театра. <...>…написал мне из Петербурга открытку: «Пьеса шлепнулась и провалилась», – и уехал тотчас же обратно в Мелихово, не простившись в Питере ни с кем.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

13 – «Мелиховская круговерть сразу заставила позабыть о петербургских огорчениях. <...> За три недели отсутствия прибавилось больных мужиков. Заседания в Серпуховской земской управе, на которых Антона благодарили за строительство школы и обещали построить шоссе до Лопасни, отняли у него последние дни октября.» Д.Рэйфилд «Жизнь Антона Чехова»

14 – "26-го ноября в 6-м часу вечера у нас в доме произошел пожар. Загорелось в коридоре около материной печи. С обеда до вечера воняло дымом, жаловались на угар, вечером в щели между печью и стеной увидели огненные языки. <...> Звон в колокол. Дым. Толкотня. Воют собаки. Мужики тащат во двор пожарную машину. Шумят в коридоре. Шумят на чердаке. Шипит кишка. Стучит топором князь. Баба с иконой... В результате: сломанная печь, сломанная стена... содранные обои в комнате матери около печки, сломанная дверь, загаженные полы, вонь сажей -- и матери негде спать...» А.П.Чехов М.П.Чехову. Письмо от 27 ноября 1896 г.

15 – «…огненные рефлексы неслучайны в жизни и творчестве А. Чехова и сопровождали они его всю жизнь. Как неслучайно и то, что, живя в Мелихово, он построил не только школу, но и, между прочим, по просьбе крестьян, – каланчу и пожарный сарай.» Е. Никифоров «Центурии Антона Чехова»

16 – «Чехов лежал в №16, на десять номеров выше, чем „Палата №6", <...> Больной смеялся и по своему обыкновению шутил, отхаркивая кровь в большой стакан. Но когда я сказал, что смотрел, как шел лед по Москве-реке, он изменился в лице и спросил: „Разве река тронулась?" Я пожалел, что упомянул об этом. <...> Когда мужика лечишь от чахотки, он говорит: «Не поможет. С вешней водой уйду»» А.Суворин «Дневник»

17 – «…грачи и стрижи уже прилетели, в пруду квакали лягушки, а 24 апреля в лесу закуковала кукушка. Павел Егорович записал в дневнике, что Антоше «пора возвратиться».» Д.Рэйфилд «Жизнь Антона Чехова»

18 – «В Москву Антон приехал 9 сентября (1898г.) — и попал на первую репетицию «Чайки» во МХТе. То, что он увидел, стало для него откровением. Постановке предшествовали недели и недели кропотливой работы: пьеса прошла подробное обсуждение в труппе, а Станиславский все лето просидел в имении своего брата под Харьковом, продумывая мизансцены. В Чехове актеры увидели высшего судию, а не докучливого комментатора, и его интерес к театру возродился с новой силой.» Д.Рэйфилд «Жизнь Антона Чехова»

19 – «Пятнадцатого сентября 1898 курьерским поездом с Курского вокзала Антон выехал в Ялту. Из головы у него все не шла самая бойкая и жизнерадостная актриса труппы Станиславского и Немировича-Данченко Ольга Книппер.» Д.Рэйфилд «Жизнь Антона Чехова»

20 – «…земельный участок в Аутке в двадцати минутах ходьбы от центра продавался за пять тысяч рублей. На нем можно было построить дом для всей семьи. Двадцать седьмого октября Антон встретил Машу на ялтинской пристани и сразу сообщил ей: «А знаешь, я купил участок земли. Высоко над городом. Вид изумительный! Завтра пойдем смотреть».» Д.Рэйфилд «Жизнь Антона Чехова»

21 – «…в октябре (1898г.) нашу семью постигло несчастье. Наш отец приподнял в Мелихове с полу тяжелый ящик с книгами, и у него произошло невправимое ущемление грыжи. Пока по отвратительной грязной дороге его довезли до станции (13 верст), пока три часа везли в поезде в Москву и пока поместили в клинику, кишка у него омертвела, и явилась необходимость вскрывать брюшную полость. Отец не выдержал операции и умер.» М.П.Чехов «Вокруг Чехова»

22 – «Мелихово исчерпало себя, и возврата к прошлому, конечно, не могло быть. Чехов тогда только напомнил сестре, чтобы она не забыла снять флаг, висевший над крышей флигеля. Флаг с флигеля спустили, как со списанного на слом или обречённого на затопление военного корабля.» Е.Никифоров «Центурии Антона Чехова»

 

23 – «Весь дом, казалось, затих, затаился, словно боясь выдать себя, что всё ещё жив и обитаем. Лунный свет тяжёлым ртутным прямоугольником лежал посредине спальни, и между порывами ветра обострённым слухом он слышал, как далеко внизу, в порту гремит выбираемая якорная цепь.» Е.Никифоров «Центурии Антона Чехова»

Поздравляем именинников!


 

1 января

Гаркуша

Евгений Константинович

 

 

8 января

Новик

Ольга

Михайловна

 

11 января

Кондрашова

Ирина

Петровна


ГАРКУШЕ ЕВГЕНИЮ

   (акросонет)

 

Горит светильник дерзновенный,

А годы отступают в тень.

Расскажет майская сирень,

Какой Вы КИНИК* вдохновенный!

Уже давно судьбою бренной

Шагать обречены сквозь день.

Едва ли Вам знакома лень,

Ещё остроты откровенны!

Вокруг клубится суета,

Грозят, но вновь уходят тучи.

Ей-ей! Талант у Вас могучий!

Не одолела немота.

Искусство быть всегда собой!

Юпитеру грозить порой!

 

                                   Ольга Сафронова

 

*)  *  Ки́ник представитель философской школы Кинизм, одной из наиболее значительных греческих философских школ. Её родоначальником считается Антисфен, ученик Сократа, ярким представителем — Диоген Синопский.

Этический идеал кинизма:  крайняя простота, насмешка над всеми условностями, демонстративная естественность и безусловность личной свободы.

  

ГАРКУША ЕВГЕНИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ

                                 (акростих)

 

Года безудержно бегут,

А на земле следы петляют.

Рекою жизненный маршрут

Куда течёт - и сам не знает.

Узнать бы раньше торный путь,

Шагать не меряя утраты, 

А всё, что гложет, – зачеркнуть,

 

Ей-богу хочется, ребята!

Ворваться в заревой рассвет,

Губами тронуть даль мирскую…

Едва ль у неба красок нет

На то, что ты себе рисуешь!

И восхищённый сердца такт

Йодировать не станет разум.

 

Когда салют разгонит мрак

От счастья опьянеешь сразу!

Неумолима жизни прыть…

Стихом всегда врачуешь душу.

Талантом можно боль прикрыть,

А выгнать чем из сердца стужу?

Не уставайте стих писать!

Терпения и сил с лихвою,

И юмора не занимать,

Настроя дерзкого порою.

Осыпан тайной января

В день самый первый, новогодний…

Искрятся радостью друзья,

Что, поздравляют Вас сегодня.

 

                        Маркер Галина

 

 НОВИК ОЛЕ

(акростих)

 

Наполняешься нежностью,

Обнимая дитя.

Вот уж скоро подснежники!

И скворцы прилетят.

Коль придёт вдохновение,

О «Степи» не забудь!

Лей строкой настроение

Ежедневно, хоть чуть!

 

                        Ольга Сафронова

 

 КОНДРАШОВА ИРИНА ПЕТРОВНА

  (акростих)

 

Кристаллы огоньков в снегу играют,

Отличная погода за окном.

На дали смотришь  -сердце замирает,

Долины  -  кипень белая кругом.

Рассветы разукрашены каймою,

Алмазной, розовато - голубой.

Шлет зимушка сюрпризы, всё благое -

Отрада сердцу, а душе - настрой.

Встречай свой День Рождения весельем -

Адажио метелицы звучит,

 

Играет ветер, будто на свирели,

Рапсодию любви, искусства хит.

И Дед мороз, наш грозный воевода,

Нагрянул тут же зиму поддержать.

Ах, как красива матушка природа,

 

Поэт, твори! Как можно устоять?

Естественно в пейзаже заоконном

Таёжное сверкает серебро.

Реальность душу трогает невольно,

Осталось только - взяться за перо!

Воспользуйся приливами желаний -

Не будет горьких разочарований,

А точно знаем - Ваших хватит знаний!!!

 

 

                                   Галина Конюхова